TVD. Death is not the end

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TVD. Death is not the end » Флешбек » S01E01 "Третий Лишний"


S01E01 "Третий Лишний"

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Имя участвующих
Katherine Pierce, Stefan Salvatore and Elena Gilbert
2. Дата, время, место
12.07.2012 год, вечер, особняк Сальваторе
3. Название темы
"Третий лишний"
4. Краткое описание
Елена на грани обращения. Сейчас выбор исключительно за ней. Рядом с ней Стефан, который только что увез ее из морга. Сейчас произойдет самый неожиданный поворот в жизни Стефана и Елены. Примет ли она эту вечность? Или же откажется и оставит юношу в гордом одиночестве до скончания веков?
Эти вопросы будут мучать нас еще совсем недолгое время. Но сейчас на горизонте объявляется совершенно иная личность. Кэтрин Пирс. Она узнал о том, что Клаус мертв и решилась в Мистик Фоллс. Но каковы ее цели? Она уже в курсе полуобращенного состояния Елены. И в том, что если девушка откажется обращаться - она умрет и Стефан останется один. Что предпримет Кэтрин на этот счет?

5. Порядок постов
Елена, Стефан, Елена, Стефан, Елена, Стефан, Кетрин, Елена, Стефан и т.д.

0

2

Это все не укладывалось в ее голове. Как могло произойти это все? Винить было некого, даже Ребекку, Клаус был мертв, она отчаялась и сделала то, что сделала. Главное, что Мэтт остался жив и теперь почти все стоит на своих местах, кроме того, что нужно принять решение. Самое важное решение в ее жизни: обратиться в вампира или умереть. Мыслей в голове был целый рой и разобрать их стало сложно, потому что все чувства обострялись, но тело слабело, хотя и носило в себе огромную физическую силу. Чем дольше Елена медлила с выбором, тем хуже ей становилось. Она стала более раздраженной и нервной, но старалась держать все эмоции в себе, что рвались наружу.
Девушка сидела в машине со Стефаном, он вез ее домой из морга, в котором она оказалась после падения с моста, где погибли ее родители. Пока Гилберт находилась под водой, она досконально вспомнила тот день и тот момент. Может это и забрало ее силы бороться за свою жизнь, может просто не хватило воздуха, после того, как она пыталась объяснить младшему брату Сальваторе, что нужно сначала вытащить из воды Донована, а не ее. Все это нагнетало обстановку, Елена и Стефан быстро ускользнули из больницы, избегая встречи с Дэймоном. Девушка не хотела причинить ему боли, не хотела слушать разборки братьев по поводу, что якобы кто-то за кем-то не усмотрел. Здесь не было ничьей вины. В данный момент хотелось только одного - оказаться дома, укутаться потеплее в плед и сделать возможно последнюю запись в дневнике. Как бы она звучала? Елена продумывала ее во время дороги к дому, прокручивая в голове строки:
"Привет, дорогой дневник!
Столько произошло за это время, я не успевала записывать все события и мысли, мне кажется не хватило бы слов и листов. Я стою на распутье, мои ощущения и здравый смысл в конфликте, я не знаю, что мне выбрать.
Как решить, что действительно будет лучше? Сколько бы я не думала, сколько бы не размышляла - все без толку. Потому что это не решение что съесть на завтрак. Ты наверно не можешь понять, о чем я пытаюсь тебе сказать? Я становлюсь вампиром. Точнее у меня дилемма: умереть или стать кровососущим монстром.
С одной стороны я не готова, но времени у меня мало и мне нужно выбрать. Я просто привыкла жить человеком, привыкла ко всему простому, в моей жизни давно все не так, но ведь было когда-то в порядке, как у всех остальных. Если бы было можно вернуть время вспять, я бы сделала это... Но тогда я бы не встретила Стефана...и Дэймона. Я не хочу быть вампиром, но умерев, я оставлю Джереми одного. А он итак настрадался больше всех нас, он не сможет быть в полном одиночестве. И я не смогу оставить его, после смерти всех близких ему людей. Не смогу оставить Стефана, ведь это значит оборвать окончательно ту нить, которая связала нас год назад.
А если я выберу обращение, то меня ждут ужасные муки. Смогу ли я контролировать свою жажду, смогу ли не причинить моим близким вред? А если мне из вампиров кто-то что-то внушал и я вспомню это? Может я не хочу знать того, от чего меня защитили или пытались уберечь. Быть монстром - это не то о чем я мечтала. Но тогда я смогу разделить вечность с тем, кого так люблю. Высокая и непомерная цена за такое удовольствие.
Дневник, я не знаю, что мне делать. Времени осталось мало, а я так и не решила, что больше перевешивает в моем выборе. Надеюсь этот ответ придет сам собой..."

Елена молча смотрела в стекло автомобиля, что остановился у ее дома. Выйдя из машины, девушка почти бегом направилась в свою комнату, даже не зная, последует ли за ней Стефан. Его поддержка была нужна ей, как воздух, как жизненные силы. Гилберт не скинув обувь упала на постель и уткнулась лицом в подушку, но так она провела не более пары секунд. Ее лицо орошали прозрачные слезы, символизирующие отчаяние и глубокую скорбь. Девушка не могла понять, как столько эмоций могут уместиться в одном человеке, ведь это способно разорвать ее на части от переизбытка. Злость на ситуацию затуманила разум Елены, она вскочила с постели, открыла на лету ящик с нижним бельем и вытащила оттуда свой личный дневник. Открыв его, карие глаза пробежались по строкам, выбирая словно специально слова: "монстр", "кровь", "убийства", "одиночество", "жажда", "ужас", "страх". Внутри что-то закипело и пальцы юной особы тут же порвали личный дневник на части, словно рвали остатки прошлого. Она буквально кромсала своими руками плотную тетрадь и раскидывала по сторонам, не обращая внимания на свои отчаянные вскрики от злости. Закончив, Елена зарыдала и просто осела подле кровати, запуская пальцы в волосы и опуская голову к подогнутым коленям.
-Так не должно быть....Не должно!

P.S.: маленький, потому что давно не играла и не знала с чего начать -))

+2

3

Слишком сложной казалась эта жизнь. Жизнь полная боли и разочарования. Казалось, будто в ней нет места ни любви, ни счастью и постоянные «сюрпризы», которые она преподносит, всякий раз удивляют своим изощрением. Жизнь – отпетая стерва, и злить ее не надо, а уж испытывать судьбу – тем более.
Сейчас в жизни Стефана вновь настал переломный момент. Момент, который изменит всю его жизнь. Скорей не момент, а человек. Елена – это та самая причина, по которой Стефан живет и если она решит умереть, то. То дальше ему не будет пути назад, ведь жизнь в мучениях не самый лучший вариант. Хотя кто знает. Ведь вину смерти Елены Стефан полностью взял на себя и, наверное, мучения, которыми юноша обеспечил себя на ближайшую вечность, никогда не закончатся. Он упустил девушку, отпустив ее с Мэттом, не послушал сердце и вновь спас Мэтта, а не Елену. Какой черт дернул его послушать Гилберт? Почему он всегда слушает ее, почему покоряется ее слову, считая, что она говорит разумные вещи? Конечно, здесь и без объяснений понятно. Любовь. Да к черту эту любовь, если из-за нее погибает любимый человек. Он не должен был слушать Елену, должен был делать то, что считал нужным. Лучше бы он Мэтта в вампира обратил. Уф, какой сложный, порой бывает выбор, но он уже сделан и ничего теперь не изменишь. Стефан забрал Елену прямо из больницы, куда ее привезли сразу после аварии. Мередит говорила про кровь вампира в ее организме, а Стефан ничего не слышал. Сильно раскалывалась голова и из глаз непроизвольно текли слезы. Он не мог ничего с собой сделать, лишь молча кивать головой врачу и держать в руках холодную, безжизненную ладонь Елены. Доктор Фелл несколько раз приводила Стефана в чувства, пытаясь достучаться до него, а в ответ получала лишь покорный кивок и тишину. На это время весь мир для юноши вымер, не осталось ни единой живой души. Затем, с горем пополам он уговорил Мередит забрать Елену. Ведь она должна была очнуться, вот-вот и она в любом случае узнает о своей сущности. Но очнулась мисс Гилберт раньше. Она сидела на больничной койке, с удивленными глазами задавала очень много вопросов, на которые ответить мог только Стефан. Он, наконец, обсудил все нужные вопросы с Мередит. Во время ухода, врач отдала ему небольшой пакет с красной жидкостью. Да, это неправильно, но у каждого врача есть своя врачебная тайна. У Мередит ее теперь даже две. Стефан поблагодарил девушку и увел Елену. Он вывел ее через черный ход, чтобы никто не задавал лишних вопросов о скорой выписке только что прибывшей девушки. Он пытался успокоить ее, привести в порядок мысли, как свои, так и ее. Ей не нужно сейчас нервничать, но это вполне нормально. Зашкаливающие эмоции, чувства и она ничего не сделает с этим. Она на стадии обращения. И Стефан поможет ей, чего бы ему это не стоило.
Машина подъехала к дому Гилбертов. Всю дорогу Стефан с Еленой ехали в тишине. Каждый думал о своем или же просто пытался переварить происходящие события. А для этого нужно не мало времени, а может целую неделю или месяц, может год или столетия. У всех понятия полного обращения и конец прежней жизни – процесс долгой переработки. Многие принимают это как дар и пользуются им в каких-либо целях, остальные боятся этого. Закрываясь в собственной «раковине».
Елена выскочила из машины, громко захлопнув за собой дверь. Еще немного и лопнули бы стекла. Девушка явно не соизмеряла силу и была сильно расстроена. Она ушла в дом, вновь захлопнув дверь. Стефан еще совсем недолго посидел в машине, нервно стуча пальцами по рулю. Пакет с кровью, одиноко брошенный на заднее сиденье все так же лежал там и Стефан, почти забыл о нем. Он пытался прислушаться к тому, что происходит в доме. Ему это очень сложно удавалось, но все же. Он слышал, как Елена что-то шумно делала, а затем села на кровать, отчего скрипнула все та же пружинка. Затем, Стефану было понятно даже без особого слуха, что девушка плачет. И ему сейчас нужно быть там. Он забрал пакет с кровью, припрятав его во внутренний карман куртки, и вышел из машины.
Пару быстрых шагов и юноша уже стоял у входной двери. Он вошел в дом и тогда услышал тихонькие всхлипы, доносившиеся сверху. Елена, как и полагалось - плакала. Она что-то бормотала себе под нос. Какие-то неразборчивые фразы и предложения, к которым Стефан не придавал особого значения. Дом был совершенно пуст, и кроме их двоих тут никого не было. Джереми видимо ушел, взволнованный  тем, что произошло с Еленой и, видимо, даже не подозревает о том, что сестра уже дома и будет делать самый главный выбор в своей жизни. Сальваторе поднялся наверх и зашел в комнату Елены. Она, как и слышал вампир, сидела на кровати, поджав ноги в коленях и тихо плакала. Стефан остановился у входа в комнату. Он просто не мог пройти дальше, чувствуя, что слабые ноги подкосятся, и юноша просто рухнет на пол. Но он нашел в себе чуточку сил, чтобы пройти дальше. По комнате были разбросаны клочки бумаги, с какими-то записями. От этого сердце Стефана больно кольнуло. Было действительно больно, ведь Стефан знал почти все то, о чем были записи в этом некогда бывшем дневнике. Юноша вновь бросил взгляд в сторону Елены. Та все так же, не поднимая головы, плакала и продолжала что-то бормотать. Стефан сел на колени рядом с кроватью Елены и закрыл лицо руками. В комнате наступила тишина, разрушаемая лишь одинокими всхлипами расстроенной девушки. В голове Стефана витало огромное количество мыслей, из-за которых он был готов оторвать голову самому себе. Чувство вины грызло его изнутри. И это, не считая того, что он все еще не виделся с Деймоном, от которого Стефану достанется не меньше. И Деймон будет прав, во всем. Потому что его брат не смог сберечь возлюбленную, загробил ее жизнь, лишил выбора и дальнейшей счастливой жизни. Клаус правильно сказал тогда, на ужине, что Елене будет лучше всего без них. Без Сальваторе. Сейчас Стефану было очень больно. И эта боль прожигала изнутри хуже любого голода. Не было сил даже поднять голову. Из глаз вновь потекли слезы, которые младший Сальваторе не мог остановить. Они одиноко, одна за одной скатывались по щекам, собираясь в ладони. Все, сейчас наступило то самое время, когда жизнь будет заключаться лишь в одном решении. На этот раз, оно должно быть правильным.

+2

4

Что стоит в этой жизни выбор? Он решает все. От каждого твоего того или иного действия зависит будущее, твоя судьба. Но когда тебя ненароком лишают выбора, что делать в этом случае? Елена не могла поверить в происходящее, хотя ее разум осознавал, что происходило с ее телом, но сама Гилберт не хотела проникнуться сутью происходящего. Казалось от того, что она перестанет верить, все поменяется. Порой нашего желания слишком мало, чтобы изменить жизнь. Эта жизнь весьма привередлива и скупа на доброту. Хотелось плакать, выть и лезть на стены от внутренних переживаний, спокойствие давно улетучилось, осталось раздражение, злость, волнение и страх. Страх был обоснован выбором, который предстояло сделать, потому что в любом случае ничего хорошего в этих двух вариантах: первый смерть, даже говорить ничего не надо. А второй: обращение - мучения, жажда, голод заставляющий убивать, вечное чувство вины. Вроде бы выбор очевиден, но все так сложно. Как это будет проходить? Что ей нужно будет сделать, чтобы не стать такой, каких она видела вампиров?
Необузданное желание разнести что-нибудь преследовало ее мозг, отчаяние завладело всем разумом, боль стала ощутимой, в груди ныло от страха, а живот сводило от рыданий. Куда же Елена могла выместить всю свою злость? Никуда, она останется в ней. Девушка не могла накричать на кого-то, не могла рушить дом в поисках своего облегчения, не ее натура. А что если она станет вампиром и сильно изменится? Если она станет такой же как Кэтрин? Елена думала об этом в машине, эта теория вполне могла стать аксиомой, но Гилберт не хотела этого и знала, что выбрав она обращение - будет бороться со своей натурой до конца, как это делал Стефан. Кстати, где он? Подсознательно Елена хотела его видеть и ждала, чтобы он поддержал девушку в трудный момент, но сознание говорило, что он виноват в том, что случилось, точнее часть его вины есть - он спорил и медлил, теряя драгоценные секунды, и теперь она связана по рукам и ногам в выборе. Но как Елена могла винить Стефана, который спас Мэтта, спас ее, как успел, но спас. Он вообще пришел, где был Дэймон? Кэролайн? Почему никто не смог спасти их быстрее? Эти вопросы разрывали ее голову, Гилберт сжимала свои волосы до боли. Создавалось ощущение, что приложи она чуть-чуть силы, то вырвет себе клочья волос вместе со скальпом. В ней была кровь вампира перед смертью, теперь она полуобращена, у нее много преимуществ, физическая сила куда больше обычной, чувствительность к звукам, запахам и прочему. Стоит ли это оценивать как тестовое испытание в шкуре вампира? Смешно и плакать хочется.
Бросив затуманенный от слез взгляд на клочки бумаги, что валялись по полу, Елене даже не стало жаль тех трудов, что она вложила в этот дневник. Он весь почти был исписан лишь об одних монстрах с клыками и питающимися кровью, о оборотнях, гибридах, ведьмах и прочей нечисти, которая существовала в Мистик-Фоллс. Все что там было написано - уже не важно, оно бесполезно, если ты такой же, эта память не стоит тех переживаний, которые были в Гилберт сейчас. Слезы казалось были неисчерпаемы и лились из глаз градом, намочив футболку, волосы, кожу. Руки тряслись от нервов, как тут девушка уловила движение подле двери в свою комнату, но не стала поднимать глаз, она и так знала, кто там был: Стефан. Больше здесь появиться было некому, тем более так быстро от входной двери до ее комнаты. Ее удивляло его молчание, которое длилось по сию секунду, казалось бы парень находился в ступоре, у вампиров вообще бывает ступор? Но рыдания не прекратились даже тогда, когда Сальваторе оказался рядом с ней, он присел и все также молча закрыл лицо руками. Елена видела это краем глаза, потому что иногда вытирала застилающие глаза слезы и оглядывалась в поисках какой-то новой надежды. Почему-то чувства подсказали Гилберт, что  Стефан плачет, плачет как тогда, когда они расставались, их прощание в комнате в доме Сальваторе... Он сам был растерян, он знал, что сегодня ей придется выбрать, а времени все меньше и меньше... Елена не могла спокойно смотреть на то, как он плачет, поэтому она убрала его ладони от лица и вытерла своими ладонями его лицо от слез, собирая каждую капельку. Карие глаза с поисками веры уставились в его глаза, буквально пытаясь зацепиться за любую подачку надежды на лучшее - но ее не было. Сейчас Елена согласилась бы на внушение, чтобы ее избавили от мучений в выборе, пусть за нее и решили бы, но она не терзала бы себя сомнениями. Но ведь Гилберт была слишком своевольна даже для человека, чтобы позволить вмешиваться кому-то еще в этот выбор, решать за нее в таких вещах, вершить судьбу, словно Бог... Нет, она сама, но ведь для этого нужно определиться, чего она хочет. Может быть Стефан ей поможет? Да, он помогал всегда и даже сейчас одним присутствием успокаивал Елену. От взгляда в его глаза у нее внутри все сжалось и тут же расслабилось - Гилберт немного пришла в себя, ушла та злость, которая заставила ее порвать собственный личный дневник. Оставались сомнения и боль,которая заполняла всю ее душу.
-Почему ты плачешь? Ты считаешь себя виноватым в этом? - голос Елены был бесцветным и сухим. -Не думай так, ты ни капельки не виноват в произошедшем. Ты ничего не смог бы сделать.-пальчики аккуратно провели по его щеке и уголки губ девушки дрогнули в легкой судорожной улыбке.
Елена всегда была такой: заботливой, понимающей, жертвенной, бескорыстной... Ей никогда было ничего не нужно от людей кроме уважения и хорошего отношения, она не требовала больше, чем могла дать сама. У нее всегда были друзья, был молодой человек, когда-то и была семья, а что сейчас? Что осталось от этого всего? Мистик-Фоллс превратился в город Проклятие. Если ты еще жив, значит тебе осталось недолго. Иронично, но очень даже правда. Спуская ноги с кровати, Елена придвинулась ближе к Стефану и снова посмотрела на него.
-Скажи, что будет, если я выберу не обращаться в вампира? Я умру, а что будешь делать ты?-дрогнувший голос заставил Гилберт снова зарыдать, в этот раз она просто бросилась в объятия к парню не выслушав полностью его ответ, но это было неудачным поступком, потому что девушка раздавила пакет с кровью, что лежал во внутреннем кармане.
Голод. Ощущение страшного голода, он сосал все силы изнутри. Дикая жажда высушила все горло, протянулась в желудок, который заныл. Ноздри Елены дернулись в порыве ощущения этого едкого и сладкого запаха. Раньше кровь пахла для нее по другому, она пахла железом, чем-то неприятным, а сейчас этот запах манил ее. Разум и все здравомыслие ушли на задний план, когда Елена посмотрела на свои пальцы, которые были испачканы кровью. В этой жидкости было что-то безумно манящее, Гилберт не могла оторваться взглядом от красных пальцев, она почти была заворожена. Внутри поднялся какой-то рокот, что сорвался с ее губ, Елена была сама не своя. Вскочив с постели, девушка схватила за воротник куртки Стефана и резко прижала его к стене, с некой злостью смотря прямо в глаза. Кровь сводила ее с ума, девушка еле сдерживалась, чтобы не выпить остатки в пакете.
-ТЫ СПЕЦИАЛЬНО ПРИНЕС ЕГО? ТЫ ХОЧЕШЬ СДЕЛАТЬ ВЫБОР ЗА МЕНЯ?-крик смешивался с рыком, но тут же Елена отшатнулась, словно ее разум вышел из помутнения и девушка отбежала от Сальваторе. -Прости...я...-голова шла кругом от ощущения голода и настроение Елены менялось по десять раз на секунду, но этот запах крови никуда уже было не деть....

+2

5

Что происходит, задаешь ты лишь один вопрос самому себе. Почему все это происходит, почему именно со мной? Почему люди должны гибнуть лишь из-за моих нелепых решений и поступков. Почему родные и близкие страдают всегда по моей вине? Состояние близкое к срыву. Неизвестно на что сейчас способен Стефан. Внутри смешанное чувство вины и злости на самого себя. Совесть. Сейчас говорит лишь она. Искры прошлого разжигали внутри неудержимый пожар, который готов был разорвать душу. Кровь приливала к вискам, и эта тупая боль, разливающаяся по всему телу, сводила с ума. Ноги наливались свинцом, и не было сил даже сдвинуться с места. Нужно было уйти. Просто встать и быстрыми шагами пересечь ее дом и уйти, почти убежать, громко хлопнув дверью. Пойти выпить, прийти в себя. Поговорить с близкими людьми. Ах, ну да, конечно, теперь никого близкого в принципе и не осталось. Джереми, который узнает об этом происшествии, отвернется от Стефана, собственно, как и Деймон. Бонни возненавидит Сальваторе, которого не любила с самого первого их знакомства, пусть Стеф и внушал доверие. Может быть рядом будет Кэролайн, да и то не факт. А может просто пойти упиться до состояния неподвластного контролю, упасть где-нибудь на улице, еле-еле стянуть с пальца кольцо и умереть, последний раз встречая рассвет в полуобморочном состоянии. Но нет. Он не мог бросить Елену. Е мог оставить ее в таком состоянии, ведь Стефан чувствовал панику и страх, исходящий от нее. Сейчас надежды умирали. Все те надежды, что Стефан собирал на протяжении полтора века, просто рассыпались. Песчаный замок сдуло ветром, разбросав песчинки по всему побережью. Теперь нельзя восстановить ни мечты, ни прошлое, ни все те ошибки, что Стефан совершил за прошедшие месяцы. Боль, которую он причинил Елене, а теперь еще и это. Ее смерть и внезапное оживление подкосили вампира и. И что? Что дальше?
Тихие, еле слышимые всхлипывания незаметно стихли. Стефан не мог поднять глаз. Не мог взглянуть в лицо обращающегося вампира. Никто не спросил ее, никто не дал ей права выбирать, все пошло не по плану, не по ее мечтам. А из-за чего? Из-за того, что Стефан сглупил, сделал все неправильно. Он должен был спасти ее, именно ее. Ведь сердце об этом только и просило. Не нужно было слушать ее, нужно было спасать, спасать, спасать. Нет ему никаких оправданий. Даже спасенный Мэтт сейчас не имел никакого значения. Сейчас Стефана, как ни странно, волновала лишь одна единственная персона. Он слышал, как Елена села к нему поближе, все также, сидя на кровати. Он чувствовал ее дыхание, но уже не слышал прежнего стука сердца и некогда с яростью, бежавшей по венам крови. - Почему ты плачешь? Ты считаешь себя виноватым в этом? Не думай так, ты ни капельки не виноват в произошедшем. Ты ничего не смог бы сделать. Это тихий, такой родной голос. От ее слов внутри все сжалось, в горле встал ком, прерывавший и без того редкое дыхание. Елена аккуратно коснулась рукой до его щеки и, наверное, именно это прикосновение заставило парня приподнять глаза. Но этой смелости хватило лишь на миг. – Я…я виноват, только я, - переводя дыхание, говорил Стефан. Ему было сложно выдавить из себя даже звук, не то что предложения. Он пытался прийти в себя, сжимал кулаки до боли в мышцах и пытался придумать себе хотя бы одно оправдание, в которое сам бы поверил. Безуспешные попытки, ни к чему не приведшие потрепанные нервы и самовнушение, которое никогда не действовало, все было будто против него. Природа и внутреннее состояние пытались доказать Сальваторе обратное. Лишь он виноват, и только ему нести наказание за смерть любимого человека. - Скажи, что будет, если я выберу не обращаться в вампира? Я умру, а что будешь делать ты? Он ждал этого вопроса и нередко задумывался об этом. А чтобы он будет делать, если она действительно умрет. Что ему эта надоевшая жизнь? Его и так ждет ад, а эта жизнь без нее не лучше ада, нисколько. Ему не нужна эта вечность без нее. – Я не буду жить, - одними губами сказал Стефан. Он знал, Елена поймет. Она поймет все, что он скажет, даже то, что он подумает. Мгновение и вот она в очередном порыве слез бросилась к нему на шею. Руки невольно притянули девушку к себе, уткнувшись головой в ее хрупкое плечо. Но и это мгновение было нарушено. Елена неловким движением проткнула пакет с кровью. Сейчас начнется нечто ужасное и невозмутимое. Два вампира: один убийца, помешанный на крови, и другой, еще не до конца обращенный. Елена несколько минут стояла будто завороженная, перебирая кровь на пальцах. Резкий запах раздирал глотку и возбуждал ту безумную жажду, что Стефан не испытывал еще давно. -ТЫ СПЕЦИАЛЬНО ПРИНЕС ЕГО? ТЫ ХОЧЕШЬ СДЕЛАТЬ ВЫБОР ЗА МЕНЯ? Елена прижала обессилевшего Стефана к стене и долго пронизывала его своими черными от жажды глазами. Сейчас она была похожа на Кэтрин и это еще больше пугала его, а через секунду перед ним стояла уже его Елена, с виноватыми и испуганными глазами, шептавшая какие-то извинения. – Все нормально, - на выдохе сказал Стефан, обнимая девушку.

+2


Вы здесь » TVD. Death is not the end » Флешбек » S01E01 "Третий Лишний"